2012

Честное мнение руководителя предприятия

Начавшаяся в России два года назад тотальная модернизация должна была внести кардинальные изменения во все сферы жизнедеятельности. В реальном секторе экономики в этой связи особую актуальность приобрела необходимость технического перевооружения, использования инновационных технологий, повышения производительности и безопасности труда, подготовки рабочих кадров. На этом фоне совершенно новое звучание приобрела тема повышения энергоэффективности промышленных объектов, что сегодня возможно лишь за счёт внедрения систем энергосбережения, ведь только новые энергосберегающие технологии и материалы снизят уровень энергопотребления компании и дадут ощутимый экономический эффект. Однако насколько соответствуют потребности предприятий их реальным возможностям и интересам? Об этом мы беседовали с нашим экспертом – генеральным директором ГП «Термо-С» Сергеем Сморкаловым.
Сергей Сморкалов, генеральный директор  ГП "Термо-С"
Сергей Сморкалов, генеральный директор ГП "Термо-С"

«ДК»: Сергей Александрович, энерго-сбережение – это сегодня такая модная тема: и президент говорит, и закон принят, и программы разрабатываются, но готов ли реальный сектор экономики к активным действиям в данном направлении?

С.С.: Теоретически, конечно, готов, но когда я, человек, почти тридцать лет назад закончивший политехнический институт по теплоэнергетической специальности и достаточно много знающий и умеющий в этой сфере, слышу с больших трибун, причём на полном серьёзе, о каких-то лампочках, которые решат проблему, мне становится, мягко говоря, не по себе. Складывается ощущение, будто «наверху» недопонимают всю глубину и драматизм ситуации. В России у подавляющего большинства промышленных предприятий очень высокий (я бы даже сказал недопустимо высокий) моральный и физический износ энергохозяйств. О каком серьёзном энергосбережении может идти речь?

Ведь задачу энерго-сбережения необходимо решать комплексно, а не фрагментарно, но ресурсов, к сожалению, хватает только на точечное решение каких-то локальных задач. Все это знают и понимают. Вот когда завод строится «с нуля», это совсем другое дело, там можно внедрить самые современные энергосберегающие технологии. Сейчас подобный объект строится в посёлок Кизнер, и наше предприятие принимает участие в строительстве энергообеспечения данного объекта (строительство котельной промзоны общей мощностью 95 МВт). Но таких проектов – по пальцам пересчитать.

В абсолютном большинстве случаев об энерго-сбережении как таковом говорить не приходится, всё подменяется бодрой риторикой «на тему». Более того, прежде чем приступать к такой стратегической задаче (особенно она актуальна в свете вступления России в ВТО), надо заинтересовать промышленников, собственников производства, да и руководителей госпредприятий. Не будет интереса – ничего не будет.

Сегодня до 70 процентов промышленного потенциала находится в частной собственности, а частному капиталу нужна мотивация, стимул, причём материальный, а не декларативный. У нас же пока всё делается по указке «сверху», «сбоку», откуда хотите, но главное – должного результата нет. Федеральный закон об энергосбережении приняли ещё в начале 2010 года, а что изменилось за это время? Практически ничего. Вот прописали бы в законе механизмы экономического стимулирования собственника, тогда процесс пошёл бы гораздо активнее. 

«ДК»: Вы говорите на примере Удмуртии?...

С.С.: На примере всей России. Мне есть с чем сравнивать, поскольку наша компания работает не только в Удмуртии, но и в других российских регионах – в Петербурге, Башкортостане, Татарстане, Пермской, Оренбургской, Кировской, Пензенской, Вологодской, Саратовской, Самарской и других областях. Везде ситуация примерно одинаковая. Поэтому, да, модернизация необходима, но это требует гигантских затрат. Премьер-министр России Владимир Путин недавно сказал, что только на модернизацию промышленности необходим как минимум один годовой бюджет страны.

При этом тот же премьер-министр заявил, что страну надо модернизировать, минуя революционный путь развития. Трудно спорить, но, на мой взгляд, без революции не обойтись, а именно, без революционного изменения общественного сознания.
 
Сегодня многое в России, к сожалению, делается для галочки, и призыв к энергоэффективности – пример того же порядка. Надо более жёстко и чётко формулировать задачу. Скажем, если в законе будет прописано, что все предприятия к декабрю 2012 года должны пройти энергоаудит, в противном случае последуют санкции, то они пройдут, а если напишут, что 10 процентов рекомендаций аудита должно быть реализовано, то это будет реализовано. И не надо заниматься демагогией.
 

Мы можем разработать технологические решения для торфа, но это мало востребовано, точнее, практически не востребовано, хотя в Удмуртии богатейшие запасы и торфа, и древесины.

«ДК»: Наша экономика уже проходила период жёсткого регулирования «сверху», ничего хорошего из этого не вышло.

С.С.: Давайте не будем передёргивать, тем более многие ещё помнят советское время, когда в целом было не так плохо. Никто не говорит о государственном регулировании, речь идёт о стимулировании и мотивации бизнеса. Ведь если государство не будет поддерживать отечественного производителя, ничего хорошего не получится.

Сегодня Россия фактически отказалась от развития собственного автопрома, мы строим заводы для сборки западных автомобилей, чиновники ездят на иномарках. АвтоВАЗ – банкрот и на плаву держится только благодаря господдержке, ГАЗ прекратил выпускать «Волги» и серьёзно теряет позиции на рынке «Газелей».

Всем известна судьба Ижевского автозавода. Очень давно господин Немцов предлагал пересадить всех на отечественные автомобили. Почему бы сейчас не вернуться к этой идее? Представляете, какой это будет стимул и для государства, и для производителей! Ведь никто не хочет ездить на плохих автомобилях.

Или возьмём наше предприятие. Мы занимаемся капитальным ремонтом и реконструкцией существующих систем теплоснабжения, что имеет прямое отношение к энергоэффективности. Среди наших заказчиков и генподрядчиков государственные структуры и частный бизнес федерального, регионального и муниципального уровней.

Мотивация у всех простая – экономия финансовых ресурсов. Однако на деле получается, что экономии как таковой нет, потому что тут же придёт государство и обложит налогами. У нас ведь бизнес только называется частным, а фактически никто ни рубля не может потратить без ведома налоговой. Нужно, чтобы государство гарантировало, что если ты вложил свои деньги в оптимизацию производства, ты можешь их вернуть с приростом. 

«ДК»: А в чём заключается мотивация подрядчика, ваша, например?

С.С.: На сегодняшний день мотивация у меня чёткая и ясная: найти заказчика, получить работу, выполнить её в срок, на хорошем качественном уровне, выдать людям зарплату. Поверьте, это не так просто даже для компании с отличной деловой репутацией и высококвалифицированным персоналом, такой, как наша.

Ведь как бывает: есть оборудование, которое компания-заказчик должна закупить, она оплачивает его заводскую стоимость, транспортные расходы по доставке плюс один процент на развитие подрядной организации. Всего один процент!.. Существующая сегодня система тендеров просто вынуждает нас принимать такие невыгодные условия, тогда как для нормальной организации производства необходимо хотя бы процентов десять. Есть информация, что систему размещения заказов будут пересматривать, переходить на госконтракты. Надеюсь, что-то изменится в лучшую сторону. 

«ДК»: Сергей Александрович, какова реальная экономия от внедрения энерго-сберегающих технологий?

С.С.: Правильно выполненная система теплоснабжения предприятия может уменьшить затраты на теплоснабжение вдвое. Срок окупаемости в среднем 3-5 лет, в более длительной перспективе никто вообще не будет ничего модернизировать. Но давайте посмотрим на положение вещей с другой стороны: в России, к сожалению, все считают единовременные затраты, тогда как весь мир считает затраты эксплуатационные, что более рационально и правильно.

Исходя из этого, мы должны по большому счёту так модернизировать систему, чтобы она потом 20 лет работала и приносила прибыль. А у нас думают, как бы сэкономить на первом этапе – на проектировании, комплектации, строительстве и запуске в эксплуатацию. Так вот, если на этом этапе сэкономишь, потом, скорее всего, 20 лет будешь нести убытки. Говорю об этом с полной ответственностью. К счастью, позитивные примеры внедрения энергосберегающих решений есть, в том числе в Удмуртии.

«ДК»: О каких предприятиях идёт речь?

С.С.: Это ОАО «Свет», г. Можга, на котором ещё при Владимире Александровиче Мохначёве проведена масштабная реконструкция энергосистемы, и ЗАОр «МНДП «Красная звезда» под руководством Рашита Наильевича Абашева. Вот два предприятия, где руководство чётко и ясно понимало, что работа, которую мы делаем, принесёт ощутимый экономический эффект. В 2003 и 2008 годах соответственно они вложили серьёзные средства в модернизацию энергосистем предприятий, и на сегодня, я уверен, они все затраты вернули.

У нас ведь бизнес только называется частным, а фактически никто ни рубля не может потратить без ведома налоговой. Нужно, чтобы государство гарантировало, что если ты вложил свои деньги в оптимизацию производства, ты можешь их вернуть с приростом.

«ДК»: Что нужно сделать, чтобы тотально изменить ситуацию?

С.С.: Мне кажется, что нашему государству не хватает профессионалов. Надо привлечь к управлению страной людей, которые понимают в энергетике, в строительстве, в нефтедобыче, в станкостроении, в медицине, и не в теории, а обладают практическими навыками.

Юридическое и экономическое образование – это хорошо, но знание отраслевой специфики никто не отменял. Именно поэтому профессионалы и называются профессионалами. А что такое «профессиональный управленец» или «профессиональный чиновник», мне не очень понятно. Как управлять энергосистемой, если ты не знаешь базовых основ электроэнергетики или теплотехники. Надо привлекать людей, которые в своей жизни что-то сделали и чего-то добились сами, своим умом и своими способностями и талантом. Тогда у нас, может быть, и коррупции не будет. 

«ДК»: Между тем «затащить» бизнесменов в исполнительную власть практически невозможно. Почему?
 
С.С.: Наверное, потому, что многие очень хорошо знают, как действует система и как сложно её переломить. Я всю жизнь отработал в секторе реальной экономики, ушёл в частный бизнес в самое сложное время, в начале 1990-х, и все эти годы я иду по пути преодоления. Иногда приходят мысли бросить всё и заняться чем-то попроще, консалтингом, например, или торговлей. Там чистые деньги – ни перед кем не обязан. Но за мной коллектив, живые люди, которых я не имею права предать.

Сегодня в компании работает около 100 человек. Вот то, ради чего я продолжаю работать по 12 часов в сутки, мотаться по всей стране в поисках заказов. Однажды один очень уважаемый мною человек, которого во многом я считаю своим учителем, Александр Павлович Курбатов, сказал: «Слушай, Сморкалов, куда я ни приеду, ты уже там. Как ты всё успеваешь?». А я по-другому не умею. Знаете такую поговорку: кто обладает информацией, тот обладаем миром? Это правда. 

«ДК»: Сергей Александрович, фирма существует уже около пятнадцати лет. Не возникало желания реструктуризировать бизнес?

С.С.: Именно реорганизацией предприятия мы сейчас и занимаемся. Поскольку компания многопрофильная – есть своя проектная группа, группа комплектации, монтажная и наладочная группы и т.д. – было принято решение создать на её базе Группу предприятий «Термо-Содружество» (ГП «Термо-С»), выделив каждое направление деятельности в самостоятельный хозяйствующий субъект. Я хочу изменить формат бизнеса, дать больше свободы людям. 

«ДК»: Достаточно актуальна сегодня тема использования местных видов топлива. Какие технологические решения в данном направлении предлагает ваша компания?

С.С: Это очень перспективное направление в области энергосбережения. У нас есть успешный опыт внедрения подобных технологий и оборудования, работающего на древесных отходах. Мы также можем разработать технологические решения для других видов топлива, например торфа, но это мало востребовано, точнее, практически не востребовано, хотя в Удмуртии богатейшие запасы и торфа, и древесины.

На торфяных пелетах можно много чего сделать, но опять же – мотивации нет. Думаю, если бы было принято решение о том, что региону, развивающему использование местных видов топлива, будет компенсироваться часть средств от непотребленного газа, то многие начали бы активно развивать программы использования альтернативных источников энергии. Надо захотеть сделать первый шаг. На Западе возобновляемые источники энергии успешно используются уже лет 40, а у нас всё никак не могут найти «первого», за которым пойдут другие. 

«ДК»: Вы часто оказывались в роли первого?

С.С.: По натуре я лидер, из-за чего набил немало шишек. Привык брать ответственность на себя и того же требую от других. 

«ДК»: А какие-то выводы по жизни вы для себя сделали?

С.С.: Сегодня я чётко и ясно понимаю, что в достижении цели нельзя идти по головам, при любых обстоятельствах надо оставаться человеком и поступать с людьми так, как ты хочешь, чтобы они поступали с тобой. На каком-то этапе своего личностного развития я это осознал. Если раньше я считал приоритетом развитие производства, легко направляя туда деньги и задерживая зарплату и другие социальные выплаты, то сейчас я стараюсь думать сначала о людях. Всё остальное приложится. И этот принцип несокрушим.
 

«ДК»: Вы верующий человек?

С.С: Верующий, православный христианин, но в церковь хожу редко, потому что считаю, что Бог в нас самих и истинная вера не зависит от того, сколько раз в месяц человек посещает культовое учреждение. Вместе с тем я толерантный человек, с уважением и почтением отношусь ко всем религиям. Единственное, чего не терплю, – адептов непонятных для меня вероучений, которые пристают на улицах с навязчивыми вопросами о познании бытия да ещё жизни начинают учить. Извините, ребята, это не для меня.

«ДК»: Вам ваша работа нравится? Жалели когда-нибудь о выбранной профессии?

С.С.: Скорее, профессия выбрала меня, ведь на теплоэнергетическую специальность в Томский политехнический институт я поступил практически случайно. А когда начал учиться, понял, что попал по полной программе. Из всех существующих специальностей вуза самых трудных было две, одна их них – которую я, в итоге, закончил.

Все студенты учились, как нормальные люди – с восьми до двух, а мы до пяти-семи часов вечера. Плюс военная кафедра. Немного расслабились только на пятом курсе. Но вузовская закалка пригодилась. Я вообще не жалею, что чистый случай, по сути, изменил всю мою жизнь. Меня окружали умнейшие, порядочные, преданные своему делу люди. Это очень хороший пример.
 
«ДК»: Чем вы гордитесь, Сергей Александрович?

С.С.: Любой нормальный человек гордится своими делами и людьми, с которыми он работает, своей семьей и детьми. И я именно такой человек. Я горжусь своим предприятием, которое создал «с нуля», женой и дочерью, которых люблю и ценю за ум, за такт, за интуицию. Вообще, настоящий мужчина – это продукт хорошей женщины. В этом смысле я многим обязан моей супруге. Наконец, я горжусь тем, что живу в Ижевске. Ведь этот город помог мне самореализоваться и состояться в бизнесе. Уверен, что все эти годы были потрачены не зря.


Ольга Иртегова
 

БКС - в максимальном плюсе > > >



Комментировать




Елена Вербицкая: "Мы создаем условия для равноправного участия женщин в политической, экономической и культурной жизни общества"

...

Сергей Мусинов: "Коллектив СЭГЗ выполнит планы по диверсификации производства"

...

Алексей Злобин: "ИЭМЗ «Купол» вносит свой вклад в улучшение экологической ситуации"

...

Денис Анищук: "В 2018 году выручка ЧМЗ превысила показатели прошлых лет и составила почти 14 миллиардов рублей"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"