2012

Трудный лён Удмуртии

Лен для Удмуртии вполне мог бы стать своеобразным брендом, как мед для Башкирии. По своим климатическим условиям наша республика относится к регионам, наиболее благоприятным для возделывания этой культуры наряду с северо-западными регионами, такими как Вологодская, Псковская или Тверская области. Лен – культура уникальная, неслучайно воспетая в песнях. В этом растении может быть использовано абсолютно все – от макушки до корня. Однако сегодня приходится признать, что посевные площади под лен, хотя и незаслуженно, но неуклонно сокращались, и только в последние два года этот процесс удалось остановить. Если в 2009 году посевная площадь льна-долгунца в республике составляла 8662 гектара, то в 2010 году был засеян уже 6231 гектар. В прошлом году эта площадь осталась неизменной, а в текущем было посеяно 6240 гектаров.


Что угодно для души

Самое ценное у льна – это длинное волокно, однако в связи со сложившимися экономическими условиями наиболее востребованным и выгодным в последние годы является короткое волокно, которого вырабатывается в республике до 90% от общего количества производимого льноволокна.

Перечислить все то, что может быть «на выходе» от переработки льна, очень сложно. Из длинного волокна вырабатывается льняное полотно, вплоть до тонкого, подобного батисту. Из короткого волокна могут вырабатываться технические ткани, в том числе брезент. Отбеленное нетканое полотно используется в медицинской промышленности – одноразовые простыни, спецодежда медперсонала, вата, перевязочный материал.

Но и это еще не исчерпывает всех возможностей этой культуры. Например, костра – отходы от производства льноволокна – отличное удобрение, топливо и строительный материал. Брикеты из костры по своим свойствам вполне сравнимы с торфяными, а плиты из нее выпускать гораздо выгоднее, чем из древесных отходов. Для этого не надо пилить деревья. Лен-то созревает всего за несколько летних месяцев – ежегодно возобновляемое сырье. При этом в стебле льна костра составляет порядка 70 процентов. А о льняном масле и говорить не стоит. Оно обладает поистине целебными свойствами.

Цена бесценности

Казалось бы, выращивай, продавай, получай прибыль. Однако льном сегодня занимаются только энтузиасты.

– Самая главная проблема состоит в том, что себестоимость льноволокна значительно превышает цену его реализации, – говорит ведущий специалист-эксперт отдела растениеводства Министерства сельского хозяйства и продовольствия УР Лариса Печникова. – Причин тому несколько, но ключевая – это изношенная материально-техническая база, тогда как техника для возделывания и переработки льна требуется специфическая. И использоваться она может только на этой культуре. У нас же зачастую при посеве и уборке льна применяют технику, предназначенную для зерновых культур. Отсюда и потери, и нарушение технологии. Оборудование, на котором сегодня работают льноводы, выпущено в 1970-80 годы. Его обновление затруднено как финансовым положением предприятий, производящих лен, так и отсутствием отечественной техники, отвечающей современным требованиям. Неспособность производителей льна и его переработчиков договориться о размере закупочных цен на сырье привела к тому, что льнозаводы стали сами для себя сеять лен, а хозяйства, которые имели посевы льна, – заниматься его переработкой.

Еще одна проблема в том, что льнозаводы не имеют собственных земель и вынуждены их арендовать. А возделывание льна требует соблюдения эффективных севооборотов, что возможно только при крупном землепользовании. Кочевать с одного поля на другое, постоянно перезаключать договоры аренды то с одним хозяйством, то с другим – при таких условиях работы весьма затруднено производство льна.

Благодаря мерам государственной поддержки у многопрофильных хозяйств постепенно начал появляться интерес ко льну. Другим фактором роста интереса к этой культуре стало то, что лен является еще и отличным предшественником, и его грамотное включение в севооборот дает хороший агротехнический эффект. Так, в Кезском районе 100 гектаров льна посеяно в СПК «Труженик». Увеличили посевную площадь льна в СПК «Звезда» Селтинского района.


Решать проблемы комплексно

В Удмуртии давно говорят о возрождении льняной отрасли. Специалисты считают, что к ее развитию необходимо подойти комплексно. Сегодня государственная поддержка льняного производства предполагает возмещение затрат на приобретение минеральных удобрений и ГСМ. Кроме того, в рамках республиканской целевой программы «Развитие льняного комплекса Удмуртской Республики на 2010-2014 годы» в начале ее реализации предоставлялась субсидия на производство льна в размере 1200 рублей на тонну льноволокна, в прошлом году выделялось уже по 2500 рублей на тонну, в этом году удалось заложить только 2455 рублей. Федеральный бюджет субсидирует дополнительно 6000 рублей на каждую тонну льноволокна. Однако стоит острая потребность государственной поддержки в вопросах модернизации материально-технической базы льнопроизводства.

Секреты переработки

В Удмуртии есть опыт глубокой переработки именно короткого волокна. Так, например, на ООО «Лен» Можгинского района – нетканое иглопробивное полотно (льноватин), в ООО «Шарканский льнозавод» – нетканое иглопрошивное полотно. В Зуре Игринского района, на предприятии «Лен-сервис», которое первым в Удмуртии, еще в начале 1990-х годов, перешло на глубокую переработку льна, до сих пор производят крученые изделия – шпагат и веревку.

На вновь образованном предприятии МУП «Удмуртский лен» Игринского района в рамках проведения научно-технических конструкторских работ с целью проведения производственных испытаний устанавливается технологическая линия по производству модифицированного льноволокна котонина – аналога хлопку.

В чем суть проекта? На ивановском предприятии «Текстильная инженерия» в рамках федеральной программы была разработана технология глубокой очистки короткого льноволокна. Если обычное короткое волокно, использующееся например в Зуре, для производства крученых изделий, содержит порядка 10 процентов костры, то есть мусора, то при применении новой технологии костры в волокне содержится не более одного процента. Этого вполне достаточно, чтобы значительно расширить сферу его применения, а главное, значительно повысить его цену.

Простой пример. Если длинное волокно стоит сегодня немногим дороже короткого, то модифицированное волокно дороже почти в два раза. Такое льноволокно, получившее название Рослан, может быть использовано, например, для производства медицинской ваты или нетканых материалов различного назначения. В настоящее время вату у нас делают из хлопка, однако лен обладает более ценными природными качествами. Он бактерициден и более гигроскопичен, кроме того, обладает крово-останавливающими свойствами. Такое производство, кстати, уже открыто в Омской области, в городе Калачинске, на предприятии «ЛенОм», ставшем первым подобным предприятием в России. По оценкам голландских экспертов, побывавших в России в декабре прошлого года, новое производство ваты в Калачинске является «уникальным, не имеющим аналогов в мире».

Из котонизированного льноволокна можно делать и нить, а следовательно, и ткани – от брезента, мебельной ткани до тонких одежных тканей. По оценкам экспертов, в настоящее время в моду входят именно мятые натуральные ткани. То есть один из недостатков льняной ткани, «мнучесть», становится его достоинством. Есть интерес к Рослану и у резинотехнической промышленности. Саратовское предприятие «Балаковорезинотехника» уже использует это волокно для изготовления внутренней обивки автомобилей, производства ремней.

Свет в конце тоннеля

Пока в Удмуртию поставлена лишь половина необходимого оборудования. В прошлом году это оборудование было установлено и запущено, получен полуфабрикат, составлен акт производственных испытаний. Однако пока на этом процесс застопорился. Но, как говорят в Минсельхозе Удмуртии, хотя тоннель не кончается, свет в его конце все же виден. По крайней мере, точка невозврата пройдена, отступать нельзя.

По мнению директора МУП «Удмуртский лен» Ольги Шкляевой, после полной установки линии новое предприятие сможет использовать сырье нескольких льнозаводов Удмуртии, поскольку производительность этого оборудования очень высокая. Это, безусловно, станет серьезным импульсом к развитию льняной отрасли республики. Для Удмуртии лен всегда был знаковой культурой. По валовому производству льноволокна и посевным площадям республика входит в четверку лучших регионов России. Климатические условия благоприятны для возделывания этой культуры. Однако развитию мешает плохая техническая оснащенность отрасли и ценовая конъюнктура.

Предложенная технология вполне может стать выходом из ситуации, поскольку позволит существенно повысить рентабельность производства именно короткого льноволокна, основного вида продукции отрасли. Как говорит Ольга Шкляева, совершенно очевидно, что значительно выгоднее продавать даже не волокно, а хотя бы пряжу. А еще лучше переработку довести до производства тканей.

Тормоз производства

В начале весны этого года еще один проект в области переработки льна появился в Зуре. В Костроме было закуплено прядильное оборудование, которое практически полностью перекочевало на «Лен-сервис». Оно позволяет перерабатывать длинное волокно в пряжу. Оборудование, хоть и бывшее в употреблении, но не старое – 2003-2007 года выпуска.

Таким образом, в Зуре планируется развивать сразу два направления – изготовление нити сухого и мокрого прядения. Однако пока не будет решен вопрос об увеличении объемов производства, то есть прежде всего посевных площадей под лен, дело будет продвигаться очень сложно. Все должно начинаться с поля, а для этого необходимо обновить полевую технику. У сельхозпредприятий, занимающихся выращиванием льна, есть острая потребность в тракторах МТЗ, так как основные технологические операции осуществляются сельскохозяйственными машинами, агрегатирующимися с этим трактором. Но в настоящий момент, например, тракторы МТЗ не субсидируются. И это серьезная проблема.

Надежды и перспективы

В министерстве сельского хозяйства и продовольствия республики считают, что в перспективе регион все равно придет к необходимости строительства промышленного предприятия по производству либо ваты, либо нити сухого прядения. Большие надежды в этой связи возлагаются на разрабатываемую федеральную ведомственную программу по развитию льняной отрасли, рассчитанную до 2020 года. Авторы документа планируют комплексно подойти к развитию льнопроизводства и льнопереработки в России, более плотно задействовать в производственной цепочке легкую промышленность.

В Удмуртии возможность подобной кооперации вполне реальна. В республике уже сегодня производят и льноватин, и паклю в ленте, и крученые изделия, но проект, запущенный на предприятии «Удмуртский лен», может иметь более серьезные перспективы.

Интерес к сотрудничеству с льнозаводами проявило руководство предприятия «Шаркан-трикотаж», и это хороший симптом. Ведь если в регионе начнет складываться аграрно-промышленный комплекс, связанный с производством изделий из льна, это будет самый настоящий прорыв.


Игорь Егоров

Качество жизни. Программный подход >>>


Комментировать




Елена Вербицкая: "Мы создаем условия для равноправного участия женщин в политической, экономической и культурной жизни общества"

...

Сергей Мусинов: "Коллектив СЭГЗ выполнит планы по диверсификации производства"

...

Алексей Злобин: "ИЭМЗ «Купол» вносит свой вклад в улучшение экологической ситуации"

...

Денис Анищук: "В 2018 году выручка ЧМЗ превысила показатели прошлых лет и составила почти 14 миллиардов рублей"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"