2012

Игра со временем

Если вы думаете, что в названии этого посёлка кроется что-то игрушечное и несерьёзное, то глубоко заблуждаетесь. Удмуртская Игра иным городам не уступит. И дело не только в количестве населения, развитии экономики и притяжении к райцентру окрестных сёл и деревень – не менее важны дух и суть прошедших времён.
Покровская церковь в с. Большая Пурга
Покровская церковь в с. Большая Пурга

История движения

Берега Лозы и Иты всегда притягивали человека. Достаточно сказать, что археологам известны поселения каменного и медного веков неподалеку от деревни Среднее Шадбегово, а это, как ни крути, за несколько тысяч лет до нашей эры.
 

Отсюда начинались многие новые населённые пункты, но их история полна парадоксов: здесь старая, но просто Игра, на юге республики помоложе, но Старая Игра; в Игринском районе скромная Большая Пурга, неподалёку же от Ижевска огромная, но Малая Пурга. Как видим, названия самых распространённых воршудов до сих пор сохранились в названиях сёл и деревень: Эгра, Вортча, Порга... Даже по дороге на север вам не миновать стоящих на шоссе деревень Лонки-Ворцы и Нязь-Ворцы.
 

Вот и название посёлка Игра происходит от родового воршуда Эгра, что, в свою очередь, позволяет ученым связать формирование игринских удмуртов с обскими уграми – югрой, как называли их русские. Версия эта, конечно, не единственная – есть и другая точка зрения, возводящая название рода к удмуртскому мужскому имени Эгыр, что значит «уголь». Поди теперь разбери, где истина в непрерывном движении времён и народов!
 

Игра, впервые зафиксированная в документах 1615 года, не один век находится в центре этого движения. Связано это, в первую очередь, с Сибирским трактом. Не зря говорят, что история в России – история дорог. Многие деревни прирастали или хирели из-за близости или дальности тракта, ведь господам проезжающим потребны не только постоялые дворы, ямщики, но и продукты, и изделия ремесленников. Среди путешественников на Игринском участке тракта случались и венценосные особы. Так, в 1824 году, проведав ижевских оружейников, через Зуру на Глазов проследовал император Александр I. Спустя тринадцать лет в той же Зуре, в доме крестьянина Парфёна Шилова, изволил кушать чай, а также обедать наследник престола Александр Николаевич. Видать, будущий Александр II Освободитель остался доволен зуринским гостеприимством, коль за угощение пожертвовал хозяйке стола аж 100 рублей.
 

Основными функциями Государевой дороги стали торговая да почтовая. Из Сибири в Россию отправлялись обозы с пушниной, золотом, китайским чаем, кедровыми орехами, а на восток шли мука, крупы, мануфактура, ружейный припас. Но не зря Сибирский тракт в народе называли ещё и «дорогой слёз» – сотни тысяч осуждённых на каторгу и ссылку проехали, а чаще прошли по ней. Имена иных из них навсегда остались в истории, как бы ни менялось к ним отношение «благодарных потомков»: А. Н. Радищев, декабристы, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский, Ф. М. Достоевский...
 

И сегодня краткие, но образные путевые записи А. Н. Радищева дают нам возможность оценить былую жизнь на Сибирском тракте. Так и встают перед глазами редкие селения, малобородые вотяки – «народ простой», «в Зятцах писарь учёный по-русски», вороватые собаки, утащившие гуся из повозки, и ночлег в Игре, и переправа через реку Иту в Зуре...
 

Сибирский тракт вблизи д. Бачкеево
Сибирский тракт вблизи д. Бачкеево

Мир природы

Сибирский тракт формировался не за год-два, сама природа будто препятствовала человеческому проникновению на восток. У того же Радищева описан здешний северный пейзаж: «Места почти ровные, гор мало, болоты, местами лес: сосняк строевой, ели, берёзы. Селения, опричь сих, по сю сторону Вятки редки...»
 

На старой карте Глазовского уезда нанесены и казённые леса, и крестьянские рощи, и угодья, а вот возле самой Игры – сплошной белый цвет, поскольку после образования Игринской волости с отошедшими к ней деревнями и починками «по неимению на них планов рощи остались не нанесёнными».
 

Леса здешние щадить начали в том же ХIХ столетии, о чём заботились чины корпуса лесничих. К примеру, век назад Зуринским лесничеством заведовал коллежский советник Иосиф-Венчеслав Францевич Сележинский, кавалер ордена Станислава III степени, судя по имени, поляк. Сам заведующий обосновался в Поломе, где находился и земский участок, и прочая власть, но в Зуре постоянно проживал лесной кондуктор Владимир Александрович Королевич. Чутырским же лесничеством заведовал коллежский асессор Константин Павлович Антонов, постоянно пребывавший в селе Мултан Малмыжского уезда. К тому же сформировался институт лесных ревизоров, так, Зуринское лесничество перед самой революцией входило в V ревизорский район – а уж старший лесной ревизор, коллежский советник Иосиф Павлович Рыбак свои два ордена явно не зря получил! Да и на местах у него помощников достаточно. И заметьте, не одни лесничие или лесные кондукторы.
 

Наверное, благодаря дороге в Сибирь появилось на территории Игринского района детище зуринского учителя Алексея Алексеевича Смирнова – Заякинская кедровая роща. Давно уже и деревни Заякино нет, а кедры те уже более века «вонзаются в небо». Вот это, и вправду, память человек о себе оставил!
 

Сохранённые от уничтожения лесные богатства в ХХ веке пригождались не раз. Тот же Игринский леспромхоз, поставлявший в Великую Отечественную войну древесину для обороны (в том числе и ружейные ложи), неслучайно стал одним из основных предприятий района. Это позже здесь откроют ещё и нефть...
 

Работы мастеров Центра ДПИ и ремесел
Работы мастеров Центра ДПИ и ремесел

При большой дороге

Жизнь при большой дороге формировала бойкий характер, в принципе, не совсем свойственный удмуртам, да и вообще нивелировала национальную особинку. Но, как ни странно, Игринская земля оказалась важнейшим местом в постижении собственной самобытности: именно в Игре родился классик удмуртской литературы Кедра Митрей (Дмитрий Иванович Корепанов), здесь он учился в церковно-приходской школе, а в селе Зура закончил земское училище, после чего поступил в Казанскую инородческую учительскую семинарию. В книгах Кедра Митрея, конечно, можно увидеть приметы игринской жизни вековой давности. А ещё про него очень точно и образно сказал наш известный учёный-этнограф В. Е. Владыкин: «Он выпустил из забвения на волю удмуртских батыров: Эш-Тэрека, Идну-батыра, Юбер-батыра».
 

Да и другой, уже сказочно-собирательный, образ весельчака, балагура и проказника Лопшо Педуня сегодня активно используется Центром удмуртской культуры в деревне Сундур, что неподалёку от райцентра. В Игринском районе на полном серьёзе уверяют, что сказочный герой и родился здесь, деревню называют, родословие описывают. Но главное, песни, шутки, игры и удмуртское застолье с перепечами и табанями каждому запомнятся. Да и мастера Игринского центра народного творчества бережно хранят, а порой и восстанавливают секреты мастерства предков при работе с деревом, берестой, лозой и другими материалами. Игринские домотканые узоры также не спутаешь с другими. Многим сегодня знакома галерея Н. В. Витрука, что расположена в здании Игринского ЗАГСа.
 

– и тут немало выставок проходит, подчёркивающих самобытность удмуртского народа и его творчества. А в фондах Игринского краведческого музея показали мне этнографическую карту Удмуртии 1935 года, составленную С. П. Жуйковым: возле Игры и Зуры стоят буквы «У» и «Р» – соответственно, удмурты и русские, а чуть в сторону от тракта преобладают удмуртские деревни.
 

Бойкость была свойственна игринцам и в делах общественных. Понадобилась в 1904 году вятским статистикам информация о ярмарках и торжках в сёлах и деревнях губернии, вот и выискиваются добровольные корреспонденты на местах, способные собрать эти сведения. Разумеется, в основном это священнослужители, учителя, фельдшеры – люди более или менее образованные. А в Игринской волости это грамотные крестьяне: в Игре – Яков Петрович Поздеев, а в Зуре – Фёдор Матвеевич Ложкин. Оживали и так не особо тихие сёла в ярмарочные дни. В Зуре ярмарка устраивалась 1 января, в Игре – 8 ноября. Кроме того, регулярно были и торжки.
 

Придорожная жизнь несла не только прибыток, но и свои трудности и хлопоты – кому, как не крестьянину, и полагалось следить за состоянием вверенной миру-общине части тракта. Впоследствии к дорожной работе приступило и Глазовское земство. В ЦГА УР сохранилось немало «дорожных» документов, к примеру, только вековой давности: о строительстве летом 1912 года деревянных мостов «от станции Зура к границе Сарапульского уезда» на 5-м, 7-м км; «от станции Зура к станции Игра по Сибирскому тракту» на 14-м и 17-м км; «от станции Игра к границе Малмыжского уезда» на 13-м и 14-м км... Добавьте деревянные трубы, надолбы и прочие дорожно-ремонтные прелести в соответствии с технологией того времени.
 

Церковь Иоанна Богослова, п. Игра
Церковь Иоанна Богослова, п. Игра

Исторический пасьянс

Карты – особая тема в краеведении, ведь это зафиксированное, остановленное время, особенно в дофотографическую эпоху. Но с Игринским районом своя сложность, ведь Игра и Зура относились к Глазовскому уезду, а, скажем, Чутырь, Русская Лоза и Большая Пурга входили уже в уезд Сарапульский, Зятцы (Новые) и вовсе были в уезде Малмыжском. Вот они все на планах генерального межевания 178 лет назад, а это уже более поздние межевые и почвенные уездные карты.
 

Помню, как радовался, обнаружив в архиве планы церковных приходов, в том числе Чутырского и Большепургинского, составленные сельскими батюшками на исходе XIX столетия. Иных уж деревень и нет давно! Но стоит покопаться – и на свет Божий явятся планы населённых пунктов, составленные уездными землемерами из Глазова: деревни Игринской волости Бачкеевская, при речке Унтемке, починки Унтемский, Валамазский, Чемошурский, Сундошурский, Бекалудский, Деменлуд, Лозинский, Пойловский, Палым, Верх-Палым, Пежвай, Лудошур – масштаб в одном дюйме 25 саженей. Указаны и огороды, и гумна, и лога, и мосты через речушки, строения старые и только предполагаемые. Будто сама жизнь!
 

Доверять полностью им, конечно, не следует. Вот документы другого дела, посвященного распланированию селений Зуринского и Игринского «по желанию крестьян», – приговоры сельских сходов, переписка волостного правления с губернской канцелярией, Глазовской управой, уездным землемером. Те ещё казусы случались порой! Так, волостному начальству стало известно, будто бы «одворичные места при селе Зуре №№ 38 и 39, находящиеся в пользовании крестьянина Фёдора Ложкина, отыскиваются по Суду Духовенством села Зуринского под церковную площадь, но такового по наведённой справке при дворах волостного правления не оказалось, а также и записанным куда-либо незначится». Ау, Ложкин, ведь глазовский мещанин Щеглов уже строиться собрался на одворичном месте № 38! А тут и ошибка в выдаче «дозволительного свидетельства», и конкуренты в лице духовенства. Нет, не меняется жизнь в России!
 

А уж коль карты и документы не помогут, информацию для размышления предоставит губернская земская статистика. Обратимся к VII тому «Материалов по статистике Вятской губернии», посвящённому Сарапульскому уезду и изданному 120 лет назад. К этому уезду относились Чутырская и Большепургинская волости – немалые, надо заметить! В одной только Чутырской волости 9 сельских обществ с более чем тридцатью населёнными пуктами. Да и в Большепургинской волости – под сорок деревень и починков.

 

Конечно, современный Игринский район не повторяет былые волостные границы. Так ведь и с районами такая же петрушка в череде административных преобразований порой происходит! К примеру, починок Нимошур Большепургинской волости в советское время побывал сначала в Тыловайском районе, а затем оказался в Дебёсском. Деревня Зуринская стала в 1847 году после открытия храма в честь Св. Митрофана Воронежского селом Зура, входила поначалу в Мало-Поломскую, затем в Игринскую волость, а впоследствии и сама стала волостным центром. Да и в советское время существовал Зуринский район, ликвидированный в 1956 году.

Совсем недавно побывал я на месте бывших деревень Чутырской волости: Шубники, Леденцы, Деревозь, Кизядзи... Грустное это занятие – улавливать в изменившемся пейзаже следы и приметы былой жизни, угадывать по рельефу и деревьям, где проходили улицы, по оставшимся кое-где и уже затянувшимся землёй ямам от подполий находить места былых домов. Зато и отрадно наблюдать, что кое-где жизнь не угасла, а даже, наоборот, кипит, как, например, в чутырском Чемошуре (надо заметить, что в районе два населённых пункта с таким названием) – добротные дома, обихоженные поля, вполне приличные для нашей местности дороги... 
 

Храм Вознесения Господня, с. Чутырь
Храм Вознесения Господня, с. Чутырь

Коренное отличие

Чем отличается деревня (гурт) от села (черкогурта), очевидно – наличием церкви. Радует глаз и веселит душу каждого проезжающего отреставрированный Вознесенский храм в Чутыре – как раз неподалёку от него известная многим далеко за пределами Удмуртии пельменная. Поневоле каждый её проезжающий посетитель на золотые купола заглядится!
 

Вот и радовались души человеческие на красоту церквей: Иоанно-Богословской в Игре, Митрофановской в Зуре, Николаевской в Новых Зятцах, Покровской в Большой Пурге, Иоанно-Предтеченской в Русской Лозе, Богоявленской в Чумое, в честь Св. иконы Божией Матери «Скоропослушница» в Деменлуде... У каждой своя история, свои служители, свои прихожане.
 

Вот сообщение 1899 года о награждении зуринского священника Григория Невоструева мирским орденом Владимира 4-й степени, вот в 1908 году объявление благодарности епархиального начальства крестьянину починка Телеггурт Захару Бякову за пожертвования на Деменлудскую церковь, а тут уже благодарность всем прихожанам Игринской церкви и старосте храма Максиму Зиновьевичу Шишкину... И как много даёт короткая информация в газете о том, что в 1896 году при помощи попечительского совета Иоанно-Богословской церкви достроено новое здание церковно-приходской школы.
 

Церковный приход в Чутыре, по архивным данным, открыт был ещё в 1752 году. «В селе Чутырском церковь деревянная во имя Сретения Господня...» – сообщает документ 1815 года. А век спустя в храмовой ведомости фигурирует уже Вознесенская церковь, выстроенная в 1819-1829 гг., «зданием каменная с такой же колокольней в одной связи, крепкая, покрыта листовым железом, окрашенным малахитом на масле; вокруг церкви устроена деревянная ограда». И престолов в храме три: в честь Вознесения Господня, во имя преподобных Зосимы и Савватия Соловецких и в честь Сретения Господня – это в память и о былой деревянной церкви.
 

То, что Игринская, Большепургинская и Чутырская волости были не маленькие, это мы уже выяснили, но и количество населённых пунктов в церковных приходах также поражает. В рапортах священнослужителей Зуринской церкви в Глазовское Духовное правление за 1871 год перечислено более трёх десятков деревень и починков, причём руководствовались при отнесении к храму отнюдь не уездными или волостными границами. Так, к примеру, починок при речке Чемашур (Лужанский), относившийся в Большепургинской волости Сарапульского уезда, входил в это время в приход Зуринской церкви.
 

Мне очень нравится фотография храма в Большой Пурге и раскинувшийся возле него базар – есть в этом снимке неуловимый аромат давно ушедшего времени. Не моя это малая родина, только саднит душу, что ветер социальных перемен вскоре смахнёт устоявшийся за века уклад жизни.
 

По материалам ЦГА УР

Сергей Жилин

Следующий номер журнала "Деловой квадрат" №9 (84), сентябрь 2012 >>>


Комментировать




Елена Вербицкая: "Мы создаем условия для равноправного участия женщин в политической, экономической и культурной жизни общества"

...

Сергей Мусинов: "Коллектив СЭГЗ выполнит планы по диверсификации производства"

...

Алексей Злобин: "ИЭМЗ «Купол» вносит свой вклад в улучшение экологической ситуации"

...

Денис Анищук: "В 2018 году выручка ЧМЗ превысила показатели прошлых лет и составила почти 14 миллиардов рублей"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"