2012

Деньги - мусор

«Человечество погибнет не от атомной бомбы и бесконечных войн, оно похоронит себя под горами собственных отходов». Эта фраза, сказанная сто лет назад известным химиком, нобелевским лауреатом Нильсом Бором, сегодня актуальна как никогда. Только в Удмуртии ежегодно образуется 1,2 млн тонн ТБО. В масштабах России цифра выглядит куда более впечатляюще – свыше 7 млрд тонн. Твердые бытовые отходы подвергаются переработке только на 3-4%, промышленные – на 35%. В настоящее время на российских свалках скопилось более 80 млрд тонн твердых отходов, это настоящая бомба замедленного действия, угрожающая загрязнением окружающей среды. Между тем во многих странах переработка мусора – это бизнес с большими перспективами роста. Но Россия в их число не входит.


Не по карману

О том, что мусорная тема не вызывает жгучего интереса у российского делового сообщества, говорит тот факт, что методика утилизации мусора в нашей стране не менялась 20 лет. Сейчас отходы в основном собираются и вывозятся для захоронения на полигонах, расположенных, как правило, вблизи населенных пунктов. Это ведет к отчуждению и ограничению использования свободных пригородных территорий, более того, практикуемое в России совместное захоронение различных видов отходов способствует к образованию опасных соединений. Несовершенство «поверхностной» утилизации понимают все, но положение вещей не меняется.
 

– Как правило, проблемы сбора и утилизации продуктов жизнедеятельности любого города остаются у местных властей на последнем месте, – считает руководитель ФГУП «Федеральный центр благо-устройства и обращения с отходами» Николай Желяев. – Дело в том, что 89-й Федеральный закон «Об отходах производства и потребления», принятый еще в 1998 году, морально устарел, а по 131-му закону «О местном самоуправлении в Российской Федерации» все, что касается обращения с отходами, находится в компетенции местного самоуправления. Вот только полномочия эти достались муниципалитетам без соответствующей финансовой и правовой поддержки. Сегодня ни в одном субъекте РФ нет ни выстроенной комплексной программы утилизации, ни генеральной схемы очистки территории. Плюс к этому в России слабо развита перерабатывающая промышленность, не ведется просветительская работа среди населения по раздельному сбору отходов, не организована система сбора вторичных ресурсов, не везде налажена четкая система вывоза, ослаблен контроль над образованием и захоронением отходов.
 

На этом фоне говорить о внедрении современных методов переработки мусора, таких как сжигание или рециклинг, по меньшей мере, преждевременно. Мусоросжигание – вообще самый сложный и «высокотехнологичный» вариант обращения с отходами, требующий предварительного разделения и обработки ТБО. Хотя очевидный плюс сжигания состоит в том, что этот способ позволяет примерно в 3 раза уменьшить вес отходов, избежать выделения токсичных жидкостей и бактерий и получить дополнительную тепловую энергию. Впрочем, есть и немало минусов, среди которых образование супер-ядов – диоксинов, проблемы утилизации золы и высокая стоимость проекта. Городскому бюджету, например, Ижевска строительство и эксплуатация МСЗ просто не по карману.
 

Колоссальных бюджетных затрат и организационных усилий требует рециклинг – повторное использование или возвращение в оборот отходов производства или бытового мусора, хотя в продвинутой Европе этот метод используется давно и довольно успешно. (Ключевое слово здесь, разумеется, «давно», и этим объясняется эффективность метода. В России, и в частности в Удмуртии, схожие попытки утилизации отходов были, но опыт оказался неудачным – народ «юмора» не понял).
 

Структурировать собственно ТБО довольно трудно. Подсчитать, сколько всего и в каких объемах сконцентрировано на городских и районных свалках, не возьмется, пожалуй, ни один специалист-эколог даже из чистого любопытства.

КЛАССные отходы

В Удмуртии с отходами производства и жизнедеятельности «борются» стандартными, общепринятыми в России методами.

– Сегодня в республике фактически отсутствует организованная, эффективно действующая система учета и контроля в области обращения с отходами, – комментирует председатель Удмуртской ассоциации переработчиков отходов Сергей Пермяков. – Утилизация ТБО состоит в сборе, вывозе и хранении на полигонах, с промышленными отходами, относящимися к повышенным классам опасности, ситуация лучше. На полигон их вывозить нельзя, и собственники либо сдают эти отходы на специализированные предприятия, работающие в республике, либо вывозят за пределы региона. Например, ртутьсодержащие лампы в Удмуртии принимают три предприятия и только одно занимается их утилизацией. Это «Удмуртвторресурс». Также в числе опасных отходов – машинное масло, отработанные аккумуляторы, гальваношламы, нефтешламы, буровые растворы и другое. Есть предприятие, специализирующееся на утилизации медицинских отходов, – ОАО «ЭКО-мед». Всего в республике в сфере утилизации и переработки отходов работает 40 предприятий, есть организации, занимающиеся транспортировкой и эксплуатацией объектов размещения отходов.
 

По данным нашего эксперта, львиную долю – до 80% – в структуре отходов, образуемых в республике, составляют ТБО, или отходы 4-5-го класса опасности. Отходов 1-го класса опасности около 2%, 2-го класса опасности – 8% и 3-го класса опасности – 10%. Вообще, по федеральному классификационному каталогу в России на сегодня существует более 800 наименований отходов.
 

Структурировать собственно ТБО довольно трудно. Подсчитать, сколько всего и в каких объемах сконцентрировано на городских и районных свалках, не возьмется, пожалуй, ни один специалист-эколог даже из чистого любопытства – настолько разнородно по своему составу содержание мусорных завалов. А если учесть, что в той же Удмуртии масса несанкционированных свалок ТБО, то задача и вовсе представляется не имеющей решения. Тем самым говорить о структуре ТБО можно весьма приблизительно. Основу – примерно в равных долях – составляют: строительный и бытовой мусор, упаковка, в том числе стеклянные и пластиковые бутылки, алюминиевые и жестяные банки, картон, а также пищевые отходы. 95% этого «добра» хранится в специально отведенных местах и лишь 5% подвергается переработке. Тем временем, например, в Германии, в переработку идет до 40% отходов. Но экономически выгодной в этой стране признается лишь частичная переработка отходов. Кто-то делает бизнес на отработанных аккумуляторах, кто-то – на старых шинах, кто-то – на металле. Остальное все равно приходится либо отправлять на свалки, либо сжигать на специальных заводах.
 

Если в республике организовать пункты приема вторсырья, то ситуацию можно было бы контролировать и даже сделать отрасль инвестиционно привлекательной.


Скромная рентабельность

В России в переработку попадает преимущественно металл и упаковка – стеклянная и пластиковая бутылка, алюминиевая банка, картонные коробки и т.д. Как правило, ходовое вторсырье отделяется от основной массы отходов на стадии сбора и сдается на хаотично возникающие приемные пункты. Такая зачаточная стадия сортировки мусора, несмотря на всю ее примитивность и нерациональность, на самом деле не что иное как важный элемент полноценного цикла цивилизованной переработки отходов.
 

– Если в республике организовать (читай: воссоздать) пункты приема вторсырья, то ситуацию можно было бы контролировать и даже сделать отрасль инвестиционно привлекательной, – считает Сергей Пермяков. – До 2009 года такие пункты худо-бедно работали, но после кризиса рынок «встал», заниматься сбором вторсырья стало нерентабельно. И кризисные явления не преодолены до сих пор, сохраняет свои позиции только приемка алюминиевой банки, стекла и – частично – макулатуры.

Если бы кто-то и заинтересовался тем, чтобы прийти в этот бизнес, он должен был бы рассчитывать только на собственные силы и средства. Никакого интереса и стимулов со стороны государства в этой сфере нет, хотя у нас по-прежнему нерешенными остаются вопросы утилизации энергосберегающих да и ртутьсодержащих ламп, а также батареек и других опасных отходов. С другой стороны, обращение с отходами подлежит обязательному лицензированию, и частному предпринимателю необходимо соблюсти огромное количество правил и требований, постоянно отчитываться перед контролирующими организациями. Многие думают, что если ты начал заниматься мусором, значит, ты «в шоколаде». На самом деле все сложно – приобретение лицензии, технологий, оборудования требует больших финансовых затрат.
 

– Мусороперерабатывающие заводы, которые были построены в России, начиная с 2004 года, работают либо в убыток, либо «в ноль», – комментирует генеральный директор ООО «Чистый город» Андрей Палладин. – Это объекты в Новосибирске, Екатеринбурге, Липецке, Тамбове, Ярославле, Набережных Челнах, Альметьевске и других городах. Местными властями все было сделано для того, чтобы в отрасль пришел частный бизнес, частично были вложены и бюджетные средства. Но экономический эффект от эксплуатации заводов оказался существенно ниже ожидаемого. Дело в том, что добиться рентабельности с сфере обращения с отходами можно только при наличии всей цепочки: сбор, вывоз, сортировка, утилизация. Работа в каждой нише отдельно сопряжена с определенными трудностями. По крайней мере, в России. На Западе мусоропереработку поддерживает государство, там существуют дотации, действует «зеленая марка» – это когда производитель закладывает в стоимость упаковки деньги на ее утилизацию, и эти деньги потом возвращаются утилизаторам в виде дотаций. Если переработка мусора направлена на выработку энергии, то в Европе государство этот ресурс покупает. В России же ничего подобного нет, мы предоставлены сами себе.
 

Справедливости ради, скажем, что сегодня в России обсуждается возможность создания специального фонда экологической модернизации, из которого бы финансировались проекты по переработке мусора. Но пока это лишь громкие заявления отдельных депутатов Госдумы.
 

Покуда в масштабах государства мусорная тема, что называется, повисла в воздухе, в российских регионах ею занялись вплотную. В 2009 году в Удмуртии была принята РЦП «Государственная поддержка создания и развития системы переработки и захоронения отходов в УР на 2010-2014 годы».

Мусорная реформа

Покуда в масштабах государства мусорная тема, что называется, повисла в воздухе, в российских регионах ею занялись вплотную. В 2009 году в Удмуртии была принята РЦП «Государственная поддержка создания и развития системы переработки и захоронения отходов в УР на 2010-2014 годы». В рамках данного документа затеян масштабный передел системы сбора и сортировки ТБО, который предполагает строительство пяти кустовых полигонов и 23 мусоросортировочных станций. В настоящее время в Удмуртии только один полноценный полигон ТБО, соответствующий действующим нормам природоохранного законодательства, – Нылгинский. Он был введен в эксплуатацию в 2002 году. Все остальное – банальные городские и районные свалки.

По данным «ДК», в настоящее время начата реализация проектов по строительству полигонов в Игринском и Увинском районах – подготовлена проектная документация, выполнен землеотвод. В Сарапуле дело застопорилось из-за нерешенных земельных вопросов. Также программа предусматривает строительство полигонов в Можге и Малой Пурге.

– Объем финансирования мероприятий программы на 2012 год определен в сумме 30 млн рублей, – говорит председатель Удмуртской ассоциации переработчиков мусора Сергей Пермяков. – В основном средства будут направлены на проектно-изыскательские работы. В целом стоимость строительства одного кустового полигона составляет порядка 100 млн рублей. Общая смета программы оценивается примерно в 750 млн рублей. Большая часть инвестиций – это средства республиканского бюджета. Возможно, властям удастся найти и частного инвестора.

Начатая «мусорная реформа» должна создать основу для строительства в республике мусороперерабатывающего завода. Власти видят в этом если ни панацею, то во всяком случае вариант решения проблемы по разгрузке и рекультивации действующих мест захоронения. Бизнес осторожничает.


– Сортировку отходов надо рассматривать только вкупе с наличием надежных рынков сбыта вторичного сырья, только тогда можно рассчитывать на экономический эффект, – считает Андрей Палладин. – Некоторое время назад мы вели переговоры с немецко-датской компанией «TITECH» о приобретении оборудования для автоматизированного сортировочного комплекса. Стоимость проекта «под ключ», рассчитанного на Ижевск и Завьяловский район, порядка 380 млн рублей. Срок окупаемости при хорошем раскладе – 5 лет. Но с учетом действующего законодательства и тех нюансов, которые существуют в нашем бизнесе, сроки окупаемости могут превысить 10-15 лет. Например, как только мы начинаем сортировать отходы, на нас автоматически ложится плата за негативное воздействие на окружающую среду. Или сегодня стоимость захоронения на полигоне – 589 рублей/тонна, а себестоимость утилизации на комплексе по сортировке – 1200 рублей. Спрашивается: для чего перевозчику везти груз на завод, когда в два раза дешевле сдать на полигон?.. Поэтому на сегодняшний день нашим предприятием рассматривается несколько проектов, которые минимизируют наши риски, снизят себестоимость сортировки для того чтобы учесть интересы перевозчиков отходов.
 

Руководитель ООО «Чистый город» не исключает участия компании в проекте по строительству нового полигона и мусороперерабатывающего завода в Завьяловском районе, что позволит решить проблему утилизации отходов, концентрируемых в столице Удмуртии и на прилегающей территории, на 60-летнюю перспективу. Тем более срок эксплуатации Нылгинского полигона небезграничен – при расширении общей площади карт его хватит еще лет на десять. Новый полигон будет соответствовать всем нормам действующего законодательства и будет экологически безопасен, к тому же он будет располагаться значительно ближе к Ижевску, чем Нылгинский – в 12 километрах против нынешних 33.
 

Удастся ли региональным властям реализовать задуманное и привлечь частный бизнес в сферу обращения с отходами, покажет время. В одном из интервью местным СМИ заместитель министра природных ресурсов и охраны окружающей среды республики Александр Кокорин называл следующие сроки реализации проекта: строительство полигона – пять лет, завода – три года. Иными словами к 2017 году в Удмуртии должна быть сформирована новая инфраструктура обращения с отходами.
 

Справка «ДК»

В разных странах методы сбора отходов сильно отличаются. В Австралии у каждого дома, расположенного в городском секторе, есть три контейнера: один для перерабатываемых отходов, второй для прочего мусора, третий для садовых отходов, который предоставляется при необходимости местным муниципалитетом. Также у многих домов есть контейнер для компоста, но он не предоставляется муниципалитетом. Чтобы люди подходили к переработке мусора с большей ответственностью, муниципальные власти предоставляют для перерабатываемых отходов контейнеры большие по размеру, чем для прочего мусора. Отходы же муниципальных и коммерческих организаций и промышленных предприятий, а также строительный мусор в основном вывозятся на свалки, и лишь некоторая его часть идет на переработку. Бытовые отходы сор-тируются следующим образом: перерабатываемые идут на производство новых материалов, прочие вывозятся на свалки.

В Австралии газ, выделяющийся на свалках, идет на получение топлива и выработку электроэнергии. Правительство страны не ограничивает в объеме производимых отходов ни промышленные предприятия, ни семьи.

В Европе многие пользуются услугами частной службы уборки мусора «Envac», которая собирает отходы через подземные трубопроводы посредством вакуумной системы.

В Канаде наиболее распространенным методом утилизации мусора в городском секторе является его сбор с тротуаров, где его размещают в контейнерах. Отходы сортируются на перерабатываемые и органические, затем вывозятся согласно расписанию. Жители сельской местности вывозят мусор на специальные перевалочные станции, откуда он направляется на местные свалки.

В Китае муниципальные власти города Тайбэй ограничили объем производимых отходов и промышленным предприятиям, и отдельно семьям. Мусор вывозится только в том случае, если он упакован в пакеты с правительственной маркировкой. Такая политика привела к значительному сокращению объемов мысора, а также повысила уровень переработки отходов.


Ольга Иртегова
Любимая игрушка капитализма >>>

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Реклама

На первый взгляд обычная мелочь, которую вы нашли на старом чердаке может стоить гораздо больше своего номинала. Это касается старинных российских монет. Узнать больше о них, можно на сайте  https://cennyemonety.ru/redkie-i-dorogie-monety-rossii.html. Здесь представлен каталог старинных монет с их стоимостью.


Комментировать




Елена Вербицкая: "Мы создаем условия для равноправного участия женщин в политической, экономической и культурной жизни общества"

...

Сергей Мусинов: "Коллектив СЭГЗ выполнит планы по диверсификации производства"

...

Алексей Злобин: "ИЭМЗ «Купол» вносит свой вклад в улучшение экологической ситуации"

...

Денис Анищук: "В 2018 году выручка ЧМЗ превысила показатели прошлых лет и составила почти 14 миллиардов рублей"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"