2014

"Переведи меня через Майдан..."

Кажется, в четвертый уже раз просыпаюсь в номере киевского интуристского хотеля «Лыбедь». В коридоре драка со стрельбой и битьем стекол, русский мат перемежается с грузинской бранью. Догадываюсь, что это сосед Дато, грузинский князь - как он сам о себе говорит, приехавший поддержать украинских братьев, выступивших против Москвы. Дато пару раз заходил ко мне с грузинским коньяком, который «намного лучше французского, ведь «Наполеон» в Киеве - обыкновенный коньячный спирт для кондитерских нужд…» Дато не верит, что я русский журналист: «Я помню тебя, ты был здесь в 90-х… Мы с моим братом Мишо Саакашвили тут тогда такими делами ворочали. На Востоке углем занимались. Ты вроде бы тоже углем занимался?..» Усмехаюсь про себя, но самое поразительное, что осенью 1990 года я действительно был в Киеве, тоже жил в «Лыбеди», только этажом ниже, и моим соседом справа был тоже грузин (имени не помню), который приехал в «незалежную» по делам бизнеса. Тогда по Крещатику ходили группы с «жовтно-блакитными» флагами, к ним подходили прохожие, вступали в разговоры, спорили, но беззлобно, часто подшучивая над оппонентами и самим собой. Многие в то время были уверены, что совсем скоро станут хозяевами Украины, а Украина превратится в богатую Америку и перестанет кормить москалей. К слову сказать, в магазинах Киева было шаром покати, но за американские рубли брались достать что угодно, хоть атомную бомбу, хоть «красную ртуть».

Гуманитарная помощь грузинского князя


Прошло 23 года, а ощущение полного дежавю, что кажется: сейчас включишь гостиничный телевизор, а там Кравчук с Горбачевым фальшиво улыбаются друг другу, жмут руки, но уже знают, что великому Союзу отмерены какие-то месяцы…


Грузинский князь образца 2014-го привез украинским братьям гуманитарную помощь - деньги. С утра до вечера к нему в номер шли небритые, пропахшие вонючим дымом горелой резины хлопцы с Майдана, растаскивая по гостиничным коврам холодную февральскую грязь грубыми армейскими ботинками. И никакой конспирации - как будто здесь, в Киеве, нет ни милиции, ни СБУ. Зачастую выдача гуманитарки заканчивалась разгульными пьянками под фольклорно-пристойное «Запрягайте хлопцы коней!», прерываемое воплями «Слава Украине!», и куплеты гимна «Еще не вмерла Украина», который, впрочем, никогда до конца не допевали. Бывало, затягивали и по-польски: «Пока польска не сгинела…» Затем почти всегда слышался страшный грохот, будто на пол падает вся мебель в номере грузинского князя, а вместе с ней рушились и стены. Это герои Майдана незалежности палили в потолок, радуясь полученным боевым…


Сначала Дато раздавал боевые в долларах, потом, сообразив, что курс гривны с каждым днем революционного бардака стремительно падает, разменял свою гуманитарную помощь на местную валюту.


Сколько таких Дато в отелях и на частных квартирах украинской столицы было в эти дни, никто не знает. Но то, что денег у майданщиков хватало, свидетельствует хотя бы ежедневный маршрут двух микроавтобусов от киевского Майдана до Западной Украины, на котором бравые хлопцы везли домой деньги, «що зробили в бою с врагами Украины». Те, кто стоял в первой линии обороны Майдана, получали по 100 гривен (около $ 10) в день, во второй – 80, в третьей – 60. Это тариф для пехоты, сотники и постарше получали в разы больше. Революционный «5-й канал» ТВ каждый день показывал «простых украинцев», бескорыстно жертвовших жизнью «за свободу и независимость новой Украины», а я видел сотников Майдана, приходивших к Дато за зарплатой.


Кто платит революционерам и чьи деньги раздавал Дато, я не знаю. Несмотря на всю словоохотливость и крепость коньяка, мой грузинский сосед переводил разговор. «Понимаешь, брат, - говорил князь, - эти бараны пойдут туда, куда нам надо. Мы платим им копейки, и они счастливы тем, что вообще хоть что-то дают в этой нищей стране. А милицейскому начальству, прокуратуре и судьям уже отвалили столько, что они будут тихо сидеть по кабинетам до самого конца, делая вид, что ничего не происходит. Власти настоящей, брат, в этой стране уже давно нет…»


То, что в Киеве нет никакой власти, кроме власти топора и кулака, становится ясно, как только выходишь на улицу. Не видно ни одного милицейского патруля. Магазины, кафе и рестораны охраняют ЧОПовцы. В считанные дни расценки на услуги частной охраны подскочили в несколько раз. Предприниматели «стогнут». «Беркут» держит кольцо вокруг Майдана, обороняясь на два фронта: изнутри жмут майданщики, а с тыла - группы боевиков, вооруженных арматурой, топорами, молотками и коктейлями Молотова. Об этом мне рассказывал майор днепропетровского «Беркута» с выражением смертельной усталости на лице: «Хорошо, что пожарные расчеты приезжают. Эти бандеровские подонки жгут все вокруг. Дышать нечем. Вы на той стороне были? Они же все ширяются. Шприцы повсюду кучами валяются…»





Запах Майдана и журналистская правда


Майдан давно превратился в свалку – запах стоит черт знает какой. Кое-где у линялых армейских палаток за наспех сколоченными столами обедают с красными от недосыпа и перепоя глазами бойцы Майдана. Большинство майданщиков в масках и платках, закрывающих пол-лица – все боятся попасть в объектив видео. Здесь снимают все и всех. Для чего? Для каких архивов? Или отчетов?..


Видел на Майдане популярного НТВшника Евгения Киселева, работавшего на украинском ТВ и называвшего Януковича мудрым и терпеливым, как князь Владимир. Вообще, странное ощущение… Независимый журналист, борец с коррупцией в России, а в Украине («в» - принципиально!) так прогибается перед тем, кого даже местные СМИ величают не иначе, как коррупционный папа…


Другой бывший НТВшник – Савик Шустер запомнился по ток-шоу в прямом эфире. Сверкая 1000-долларовыми очками Gilmore, он в свои 60 бегает с микрофоном по студии, как спринтер, испепеляя своих воображаемых противников – Януковича и тоталитарную Россию Путина – напалмом непонятно откуда взятой статистики и сомнительных цитат, якобы принадлежащих Президенту России, премьеру Медведеву, недавно помилованному Ходорковскому и даже покойному Березовскому. Шустер, имеющей, между прочим, немецкое гражданство, и Киселев руки друг другу не подают.


Вообще здесь, в Украине, в эти окаянные дни особенно заметна разница между пишущими журналистами и телевизионщиками. Если последние только показывают картинки, почти не комментируя факты и события, то пишущая братия старается ответить на вопросы: что происходит и что будет завтра. Пишут все разное, хотя в баре ресторана «Ришелье», где к 23.00 собираются аккредитованные и неучтенные бойцы информационного фронта, почти всегда находят общую платформу смысла происходящего. Все понимают, что Украина неизбежно и неотвратимо летит в пропасть – политическую, экономическую, культурную. Владислав Шурыгли из российской «Журналистской правды» говорит: «Украина генетически предрасположена к анархии. Махновщина, кажется, стала уже частью политического фольклора, независимо от того, какой век на дворе. Вот что значит не иметь государственной традиции. Ведь Украина практически никогда не была самостоятельным государством, даже в эти 23 года после развала СССР. Майдан – это все тот же казачий круг, где выбирают атамана, крича «любо!» или «геть!», размахивая сабельками (а теперь – битами) и паля в воздух. Вспомни, оранжевую революцию 10 лет назад – один к одному, только без трупов…»




Кто нанял снайперов из ЧВК?


Когда политики ломали голову над вопросом: «Кто были снайперы, стрелявшие в «Беркут»?» – журналистское братство бара «Ришелье» уже знало наверняка, что это были стрелки из ЧВК (частная военная компания). Телевидение о таких военизированных подразделениях молчало до тех пор, пока через киевский аэропорт «Борисполь» двумя чартерами не прибыли 300 бойцов в полном снаряжении американской ЧВК Blake water. Они прибыли охранять новое Правительство Яценюка и Верховную Раду.


Однако снайперы в филармонии были не американцами, а местными – из ЧВК, зарегистрированной в Австрии. Другой вопрос: кто заказывал их услуги? Ответ на этот вопросы должны дать спецслужбы Европы, спецкомиссия ЕС и России и нынешняя власть Украины.


Та же ситуация и те же вопросы по поводу хорошо вооруженных Х-людей в новой армейской форме без опознавательных знаков, занявших ключевые позиции в аэропортах Крыма, у воинских частей полуострова и правительственных зданий. Выяснить, что это тоже бойцы ЧВК, для журналистов не составило никакого труда, хотя политики и телевизионные комментаторы до сих пор задают в телеэфире риторические вопросы: кто эти люди – неужели переодетый российский спецназ? Эти игры в политические прятки поражают воображение только наивных обывателей. Фамилии украинских олигархов, нанявших и киевских снайперов, и тех, кто патрулирует полуостров, знают все, но театр мнимых загадок – это в Украине классика жанра.





«Переведи меня через Майдан…»


«Все, что можно было украсть, у нас уже украли», – говорят киевские таксисты, парикмахеры, украинские коммунисты и либеральные университетские профессоры столичных вузов. «Украли все, кроме надежды, – философствует у входа в метро седой музыкант в рваных джинсах и такой же куртке. Устремив глаза в пасмурное киевское небо, он перебирает гитарные струны и простуженно хрипит: – Переведи меня через Майдан...» У кого просит? Наверное, у Бога.


Подходит патруль – пятеро майданских партизан. У одного на шнуре за поясом пистолет. Приказным тоном просят меня показать документы. Я воробей стреляный: в моей профессиональной биографии киевский Майдан-2014 – это 5-я горячая точка. Вижу, что сходу им не понравился, но, ни капли не смущаясь, достаю из кармана «румынский паспорт» – сувенирную фальшивку, купленную на рынке Кишинева в одну из командировок в Приднестровье. Патрульные в подлинности документов – ни уха, ни рыла, мой «румынский паспорт» и вполне сносный английский вызывают у них явное одобрение. Чубатые парубки, явно «западенцы» с какого-нибудь хутора из-под Львовщины, тупо улыбаются, просят закурить, а я в ответ развожу руками. Возвращают «паспорт», идут дальше с чувством выполненного долга. Да уж, с такой патрульной стражей «вильна Украина» может спать спокойно…


Едем в Крым


С помощником депутата Верховной Рады еду на юг, в Крым. В последние дни только и разговоров, что об отделении Крыма от Украины. Про отсоединение полуострова, как о деле решенном, мне говорил один из крымских предпринимателей еще 21 февраля, в тот день, когда Янукович подписывал с европейскими министрами соглашение о гарантиях, что до декабря 2014 года на Украине будет сохранятся статус-кво. Фактически это был документ о капитуляции. Крымский бизнесмен тогда сказал мне: «Ты видел этот позор Украины? Вот такое ничтожество в нашей стране может быть Президентом. Одно утешает, что Крым теперь точно будет российским. Украина так и не смогла стать реальным государством, это обломок бывшего Союза, ума не приложу, как это вообще стало возможным, что в 1991 году Россия забыла про Крым. Кравчук тогда и не рассчитывал, что Украине отдадут Севастополь, а вместе с ним и весь полуостров. А Ельцин только рукой махнул: да забирай…»


По дороге в Крым пару раз останавливают посты. Помощник депутата тычет своим удостоверением в лицо усатому «западенцу», я козыряю своим «румынским паспортом». Мне вежливо улыбаются, а помощнику читают революционную лекцию на тему: «Зараз богато таких подможенцев…» Обещают утопить всех в Днепре, но, осмотрев машину, все же пропускают. Пока помощник депутата, отъехав от патруля, на чем свет стоит клянет бандеровскую сволочь, я грустно размышляю о том, что Украина не могла в одночасье стать проходным двором, она им была всегда. И для таких, как грузинский князь, и для солдат удачи из ЧВК, и для всех остальных, кто слетелся сегодня сюда, как вороны на падаль…




Никаких иллюзий


В Симферополе тепло, у нас так бывает только в начале мая. На улицах никакой революции, буднично размеренный ритм, в котором люди, машины и даже белые весенние цветы в редкой зелени – мирнее мирного. Первая встреча с бывшим полковником украинской армии, ныне активистом крымской региональной партии «Русское единство», которую возглавлял нынешний премьер крымской автономии Сергей Аксенов. Спрашиваю, нет ли у русских политиков Крыма иллюзий по поводу своего будущего, будущего Крыма? Полковник по-солдатски немногословен, но категоричен: «Никаких иллюзий. Ситуация созревала 23 года. Это не эмоциональный порыв, это осознанный выбор. Сегодня события зашли так далеко, что ни у нас, ни у России обратной дороги нет. Нам уже никто не помешает – ни Киев, ни НАТО, ни Америка. Что они могут сделать, если 2 миллиона крымчан не хотят жить в этом украинском бардаке. Мы – плоть от плоти русские и хотим жить в России. Это не политические игры, а вопрос жизни и смерти!»


Говорим о силах самообороны Крыма. Это казаки, бывшие беркутовцы, русские и украинцы, крымские татары, болгары и даже сербы. О крымских татарах особый разговор. Вначале дело чуть не дошло до кровопролития, татары схлестнулись с русскими, глава меджлиса крымских татар Чубаров с самого начала революции обнимался с киевскими майдановцами, клялся в верности Киеву. Однако звонок из Чечни сыграл решающую роль. Я не знаю, что уж сказал Рамзан Кадыров Чубарову, но татарские активисты в момент разошлись по домам. Одновременно и Турция, которая покровительствует местной татарской общине, попросила Чубарова (после телефонного разговора Путина с Эрдоганом) сдерживаться. С другой стороны, за 23 года, кроме обещаний украинских властей окончательно реабилитировать и сделать крымскую общину вторым государственным этносом, на полуострове крымские татары ничего не получили.


Если перекроют кран с днепровской водой


Потом в Верховном Совете Крыма Рустам Темиргалеев, сам крымский татарин и первый заместитель Сергея Аксенова, скажет: «У нас, как и везде, есть откровенные противники присоединения к России, но таких не больше 8-10%, я знаю, что говорю, я сам из семьи, пострадавшей от антитатарских репрессий в Крыму. Но на референдуме подавляющее большинство крымских татар скажет России «да». Главное, потом не обмануть ожидания народа…»


Спрашиваю, не боится ли Крым, что Киев перекроет кран с днепровской водой, поступающей на полуостров по Северо-крымскому водопроводу. Мне уточняют, что у водопровода частный хозяин, и вряд ли он захочет убить свой бизнес ради амбиций непонятно кого – еще не известно, кто станет Президентом Украины 25 мая, каким будет новый парламент. Я замечаю, что шансы Юлии Тимошенко на президентство велики, как никогда, и одновременно рассказываю заместителю Аксенова, что сам был свидетелем, как саперный батальон под Саратовом за сутки прокладывал 168 метров точно такой же трубы, какую имеет Северо-крымский водопровод. Если власти Крыма и российские военные смогут договориться, то через месяц в Крым потечет российская вода, не хуже днепровской.


Севастополь – русский город


Перед отъездом встречаюсь с двумя офицерами украинской воинской части, расположенной под Симферополем. В отличие от 70% других она еще не перешла на сторону крымского Правительства. Сюда постоянно звонят из Киева и грозят 15-ю годами тюрьмы за предательство. И они просят почему-то меня: «Вы бы силой зашли к нам на территорию, а мы бы сообщили Киеву, что к нам сбросили десант, и сопротивляться бесполезно… Дюже надоела эта свистопляска!»


Кстати, никто, даже махровые бандеровцы в Киеве (по моим подсчетам, их не более 8-10 тысяч, для сравнения: численность украинской армии 137 тысяч человек), не ставят под сомнение русский статус Севастополя. Если мои собеседники из «правого сектора» говорили о севастопольской базе русского флота со смесью страха и ненависти, то остальные – и депутаты Верховной Рады, и простое украинское народонаселение – признавали, иногда не без сожаления, что Севастополь, конечно, русский, и вообще было бы лучше, если бы он был где-нибудь подальше от Украины…


…Уже на приличном расстоянии от дымящейся Украины, и раньше не чужой, а сегодня еще более близкой, не могу отделаться от мысли, что все увиденное в эти дни – горящий Киев, баррикады на Институтской и Грушевского, убитых и раненых, смертельно испуганных и безумно храбрых, весь дым событий и туман слов – все это служит напоминанием о несвершившемся. О том, что могло быть у нас в 1993-м. И в голове неотступно звучит мелодия услышанной у киевского метро песни: «Переведи меня через Майдан…»


Валерий Игнатик

Киев-Симферополь

15 февраля – 6 марта 2014 года

Вячеслав Шеин: "Такие шансы даются раз в 20 лет" >>>


Комментировать




Елена Вербицкая: "Мы создаем условия для равноправного участия женщин в политической, экономической и культурной жизни общества"

...

Сергей Мусинов: "Коллектив СЭГЗ выполнит планы по диверсификации производства"

...

Алексей Злобин: "ИЭМЗ «Купол» вносит свой вклад в улучшение экологической ситуации"

...

Денис Анищук: "В 2018 году выручка ЧМЗ превысила показатели прошлых лет и составила почти 14 миллиардов рублей"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"